Какая валюта в монголии

Зачем ехать в Монголию

Монголия — большая и самая малонаселенная страна в мире. В ней живет всего 3 млн человек, причем половина из них в столице — Улан-Баторе. В остальных частях страны плотность населения — 1 человек на 1 квадратный километр.

Раньше в Монголии были сплошные пастбища, юрты и стада, но сейчас в столице понастроили небоскребов, за городом появились солнечные электростанции, а новые Айфоны сюда привозят раньше, чем в Россию. Но традиции тут все равно сильны. Кока-колу по телевизору рекламируют пастухи, по праздникам все одеваются в национальную одежду, а в городе легко можно встретить человека на лошади — и никого это не удивит.

https://www.youtube.com/watch?v=videoseries

Монголия — нормальная страна, если вы фрилансер и работаете удаленно. Здесь недорого, вкусно и мало бюрократии. Главные достопримечательности — природные. Обязательно надо посетить Гоби, монгольский Алтай, старинные горные монастыри, озера. Если вам интересен буддизм ламаистского толка, это лучшее место для просветления. Тут сотни дацанов — местных монастырей, образованные монахи-ламы и тысячи реликвий.

А еще Монголия — родина динозавров. Самые крупные скелеты нашли именно здесь. На фото — скелет тираннозавра в холле торгового центра «Хунн-молл» — тут же расположен филиал монгольского музея динозавров, пока основное его здание закрыто на реконструкцию
А еще Монголия — родина динозавров. Самые крупные скелеты нашли именно здесь. На фото — скелет тираннозавра в холле торгового центра «Хунн-молл» — тут же расположен филиал монгольского музея динозавров, пока основное его здание закрыто на реконструкцию

Виза

Граждане России могут приезжать в Монголию без визы на 30 дней. Чтобы я смог остаться дольше, жена оформила мне приглашение. По нему дали визу на три месяца. С ней я въехал в страну и подал документы на аналог нашего разрешения на временное проживание.

Разрешение на проживание я могу продлевать каждый год. С ним я могу работать в Монголии и даже оформить государственную медицинскую страховку.

С бюрократией тут я не сталкивался. Когда подавал документы на разрешение на проживание, ошибся и принес не ту бумажку. Мне позвонили и сказали, что нужный документ я могу принести, когда пойду получать свое разрешение.

Все документы нужно подавать лично, зато получить их очень просто. 25 видов справок выдает специальный терминал: о разводе и браке, о несудимости, временный паспорт. Платишь 1000 тугриков (24 Р) и получаешь документ с печатью. Такие автоматы стоят в каждом госучреждении и на почте.

Терминал для справок
Терминал для справок

Деньги и банки

Национальная валюта Монголии — тугрик. Курс тугрика к рублю — около 40—43 тугриков за рубль. Карты принимают почти в каждом магазине. Но наличные все равно нужны, чтобы расплатиться с таксистом или купить продукты на рынке.

Оплачивать счета проще всего через банковские приложения. Два основных банка — «Хаан-банк» и «Голомт-банк». Иностранцу, чтобы оформить счет и карту, достаточно загранпаспорта.

Скрины банковского приложения «Хаан-банка»
Скрины банковского приложения «Хаан-банка»

Снимать деньги с российской карты можно в любом банкомате. Если снимать суммы от 100 $ с карточки Тинькофф-банка, то комиссий нет вообще.

Среди нашей семьи и знакомых кредиты есть у всех. Самые популярные — автокредит и ипотека. Средняя ставка по потребительским и автокредитам в Монголии — 20—30% годовых, по ипотеке — 8%.

Работа

Выше всего оплачивается труд технических специалистов — 5—10 млн тугриков (119 000—238 000 Р). Больше всего ценятся иностранные сотрудники со знанием английского в горных и строительных компаниях. Им платят в несколько раз больше, чем монголу той же квалификации. Заработок таких специалистов — от 5 до 10 тысяч долларов в месяц.

Зарплата учителя-иностранца в Улан-Баторе — 2—4 млн тугриков (47—95 тысяч рублей), в провинциальном городе — до 1,5 млн тугриков (36 000 Р).

Какая валюта в монголии

В Монголии я пишу тексты и статьи для российских сайтов. Жена работает переводчиком.

Столица

В Монголии, как и в России, столица и провинции живут очень по-разному. Весь бизнес, культура и работа сконцентрированы в Улан-Баторе. Поэтому столичные цены в несколько раз выше провинциальных. За пределами Улан-Батора жизнь медленная, небогатая и дешевая.

Несколько месяцев мы жили в Улан-Баторе, но потом переехали в маленький город Дархан. Жить в столице вредно для здоровья из-за экологии.

Главная причина плохой экологии города — юрты и частные дома. Они популярны, потому что в них дешево жить: траты на содержание составят около 100 000 тугриков (2400 Р) в месяц. Улан-Батор находится в долине между невысокими горами, поэтому ветер плохо продувает город. По склонам расположены частные районы — в них все живут в юртах и домах, а обогревают жилье углем и дровами. Весь дым спускается в город и никуда не уходит.

Из 1,4 млн жителей Улан-Батора 350 тысяч живут в юртах, 450 тысяч — в простеньких домах, и только 600 тысяч — в квартирах. Жить в юрте дешево — тратишься только на дрова, уголь и электричество. Часто молодожены после свадьбы переезжают в юрту, чтобы накопить на ипотеку
Из 1,4 млн жителей Улан-Батора 350 тысяч живут в юртах, 450 тысяч — в простеньких домах, и только 600 тысяч — в квартирах. Жить в юрте дешево — тратишься только на дрова, уголь и электричество. Часто молодожены после свадьбы переезжают в юрту, чтобы накопить на ипотеку

Ситуацию с экологией ухудшают предприятия и 230 тысяч машин и автобусов. На улице тяжело дышать: першит в горле. Зимой одежда впитывает запах дыма, от которого невозможно избавиться. Люди ходят в защитных масках. Концентрация вредных веществ в воздухе самых загрязненных районов выше нормы в 24 раза.

По монгольской статистике, 20% жителей Улан-Батора умирают от загрязнения воздуха: инфекции дыхательных путей, закупорка легких, инфаркты, инсульты, рак легких.

Дымка внизу — это не облака, а смог
Дымка внизу — это не облака, а смог

Все, у кого есть деньги, стараются жить за городом, поближе к лесам и подальше от городского смога. Но ездить на работу все равно приходится в Улан-Батор. Семьи часто уезжают жить за город в конце беременности, чтобы рожать и растить детей в нормальной экологии.

Когда-то Улан-Батор был небольшим по-советски уютным городом. В 90-х в нем стали хаотично и бездумно строить бизнес-центры, уродливые жилые комплексы и торговые центры. В монгольской столице слабо развита городская инфраструктура. Тут постоянные пробки и ужасная застройка без нормальных дворов, парков и прогулочных мест.

Из-за экологии и неуютности Улан-Батора мы переехали в маленький город Дархан с населением всего 100 тысяч человек. До Дархана из столицы на машине ехать три часа.

Памятник Чингисхану в Цонжин-Болдоге — самый большой конный памятник в мире, его высота 40 м. Внутри лестница и музей, а на голове лошади смотровая площадка. Фото Станислава Фурсова
Памятник Чингисхану в Цонжин-Болдоге — самый большой конный памятник в мире, его высота 40 м. Внутри лестница и музей, а на голове лошади смотровая площадка. Фото Станислава Фурсова

Провинция

Монгольский тугрик

Большинство городов Монголии — небольшие поселения, которые напоминают российские поселки городского типа. Кроме Улан-Батора развитые города — Дархан и Эрдэнэт.

В Дархане свежий воздух, нет пробок и в разы дешевле, чем в столице. Город небольшой и тихий. Тут есть бассейн и фитнес-залы, стадионы, торговые центры, кофейни, хотя монголы кофе пьют мало. Город небольшой и очень тихий.

Вид на Дархан. На фото — главный район города и центр
Вид на Дархан. На фото — главный район города и центр

Жилье

Снять однокомнатную или даже двухкомнатную квартиру в Дархане можно за 250—400 тысяч тугриков в месяц (6000—9500 Р). Для сравнения, средняя цена в Улан-Баторе — 400—700 тысяч тугриков (9500—16 700 Р).

Квартиры обычно сдают без мебели, плату берут за 3—6 месяцев вперед. С мебелью квартиры могут быть дороже на 100—200 тысяч тугриков (2400—4800 Р). Мы платим 400 000 тугриков (9500 Р) за двухкомнатную квартиру с мебелью. Хозяин так и написал в объявлении: «Сдаю квартиру с мебелью для иностранцев».

Налоги и страховка

Иностранные сотрудники платят такие же налоги и оплачивают такую же страховку, как и местные. Я не плачу местные налоги, потому что зарабатываю в России.

Подоходный налог для наемного работника прогрессивный — 10—25%. Если зарабатываете 3,5 млн тугриков в месяц (83 000 Р), налог — 25%. Мои друзья из России, которые работают в Монголии учителями и зарабатывают по 2 млн тугриков в месяц (50 000 Р), платят налог 15%.

Медицинская страховка покроет затраты до 1,32 млн тугриков (31 400 Р) в государственных клиниках и до половины трат в частных клиниках. По страховке можно получить скидку 50—80% на лекарства в государственных аптеках по определенному списку — всего в нем 380 наименований. Экстренные операции вроде удаления аппендикса проводят бесплатно. Если случай сложный или лежите в больнице, врачей принято благодарить.

К поликлиникам не надо прикрепляться — куда пришли, там и обслужат. Важно только показать полис.

Кэшбэк для всех

Все чеки в Монголии принято хранить. На каждом из них есть куар-код и числовой код. Если сканировать их специальным приложением Ebarimt, в начале следующего года вернутся 20% уплаченного НДС. НДС в Монголии — 10%, поэтому в конце года вам вернут примерно 2% от потраченной суммы. За год у нас набежало 80 000 тугриков (1900 Р). Большинство небольших магазинов не выдают чеки, рынки тоже. Поэтому большая часть покупок все равно не подкреплена чеками.

Раз в месяц среди всех чеков разыгрываются деньги — от 10 тысяч до 1 млн тугриков (240—24 000 Р). Мы не выиграли ни разу, но наши родственники однажды выиграли 20 000 тугриков (480 Р).

Чек с куар-кодом и приложение Ebarimt
Чек с куар-кодом и приложение Ebarimt

Транспорт

Все монголы мечтают о машине. Подержанные японские иномарки тут стоят дешево. В пределах 4 млн тугриков (95 000 Р) можно купить 10-летнюю Тойоту или Хендай Соната. Не такая старая Тойота Приус обойдется в 10 млн тугриков (238 000 Р).

Большинство автомобилей в Монголии с правым рулем. Самая популярная модель — гибридная Тойота Приус. По ощущениям это каждая третья или четвертая машина в стране.

Чтобы уменьшить транспортный поток, в Улан-Баторе есть ограничение на вождение машин с определенными номерами в конкретные дни недели. Если номер авто оканчивается на 7, на ней нельзя ездить по вторникам; на 5 — по пятницам. За нарушение — штраф 20 000 тугриков (475 Р).

У нас машины нет: в городе она нам не нужна. Проезд на автобусе в Улан-Баторе стоит 500 тугриков (12 Р), в Дархане — 200 тугриков (5 Р). В Дархане я ни разу не ездил на автобусе: он ходит редко.

Доллар США

Дархан — маленький город, и тут везде можно дойти пешком или доехать за 10—15 минут на велосипеде. Велосипедов тут мало. В основном все ездят на нелегальных такси. Выходишь на обочину дороги, и водители сами останавливаются, чтобы подвезти тебя. Проезд стоит 500 тугриков за человека (12 Р). В салоне обычно есть и другие пассажиры, на заднем сиденье сидят по трое.

Можно заказать официальное такси по телефону, но зачем, если в любое время дня и ночи сотни попутных водителей с радостью подвезут тебя дешевле. Несколько раз в Улан-Баторе на автобусной остановке водители предлагали нам поехать с ними по пути за стоимость проезда на автобусе.

Между городами можно путешествовать на машине, поезде или самолете. Поездов мало, но они очень дешевые. Проехать 500 км от Улан-Батора до Гоби можно за 10 000 тугриков (240 Р). Автобус между столицей и Дарханом стоит столько же. Чаще всего мы ездим с частниками, которых находим в группах на Фейсбуке.

Когда надо выехать за город на природу, куда-то в сторону от главных дорог, лучше взять машину. Мы берем у родственников. Здесь признают внутренние российские права, но за городом монгольских гаишников почти нет. За год меня не остановили ни разу.

Цены

Техника, одежда и бытовые мелочи китайского и корейского производства стоят в 1,5—2 раза дешевле, чем в России. Например, джинсы обойдутся в 30 000 тугриков (715 Р). Теплую одежду и аксессуары мы стараемся покупать монгольские. Они нормальные и недорогие, из натурального меха и кожи. Получается в несколько раз дешевле, чем в России. Женская дубленка тут стоит 200—400 тысяч тугриков (4750—9500 Р). Кожа в основном коровья, мех овечий.

Связь и интернет

Какая валюта в монголии

У меня симка «Юнител», со специальным тарифом для мобильного интернета. За 15 000 тугриков (350 Р) в месяц у меня есть 15 Гб и 20 минут разговоров.

Чтобы дешево звонить в Россию, я подключаю специальную услугу за 5000 тугриков (120 Р), по которой у меня есть 30 минут в месяц на звонки в Россию.

Во всех городах и деревнях, где я был, ловил 3G. Бесплатный вайфай есть в автобусах, в большинстве кафе и торговых центров. Домашний интернет есть почти в каждой семье, даже в юртах — через спутниковую антенну.

Для монголов семья — главная ценность в жизни. Не просто папа с мамой, а все родственники сразу: дяди и тети, многоюродные братья и сестры, мужья и жены дальних родственников.

Летом мы ездили на встречу родственников дедушки жены со стороны мамы. Собралось 150 человек. Родственников, с которыми мы постоянно поддерживаем связь и видимся, — 50 из них. Я вырос единственным ребенком в семье, и такое количество родственников для меня непривычно.

Первые несколько месяцев после свадьбы я все время с кем-нибудь знакомился и очень много ел: каждая семья ставила себе цель накормить русского зятя лучше всех.

Медицина

В бесплатных клиниках очереди и запись на процедуры на недели вперед. Дешевле и проще за 20 000 тугриков (500 Р) сходить на прием к платному врачу.

Но народ не всегда доверяет врачам — многие предпочитают лечиться народными методами, популярно обращение к шаманам. Народная медицина здесь основана на мясе и молоке, а не на травах. «Если болит поджелудочная, нужно есть мясо сурка. Кобылье молоко помогает при кашле. Для рожениц нет ничего лучше бараньего мяса».

В аптеках много корейских, китайских, немецких лекарств. За год я не видел ни одной полки с гомеопатией.

Из неприятного: российские лекарства в Монголии в два раза дороже, чем в России. Например, АЦЦ в Монголии стоит 12 000 тугриков (280 Р), у нас — 120 Р; антибиотик ципрофлоксацин — 2000 тугриков (48 Р), у нас — 12 Р.

Язык и общение

Я не говорю на монгольском. Знаю несколько сотен слов и несколько десятков выражений. Этого хватает, чтобы объясниться с продавцом, таксистом или соседом по застолью. Общаться с госслужащими я хожу с женой.

К людям постарше лучше обратиться на русском, к молодежи — на английском. Молодежь в Монголии знает английский лучше большинства русских сверстников. Школьный учитель-американец здесь в порядке вещей. В 90-е они приезжали как волонтеры. Все к ним привыкли, а чтобы они приезжали чаще, стали платить 1—2 тысячи долларов. Траты в Монголии маленькие, страна экзотичная, поэтому многие приезжают семьями.

Если вы освоите хотя бы элементарный разговорный монгольский, вас будут уважать все вокруг. Чтобы вызвать симпатию, достаточно хотя бы попыток говорить на монгольском. Я выучил фразы, чтобы здороваться и спрашивать, как дела: «Как встречаете Новый год?», «Как работа?» — людям приятно, что я стараюсь.

В итоге

Для меня в жизни в Монголии больше плюсов, чем минусов.

Мне нравится быть частью большой монгольской семьи: в России у меня этого нет.
Нравится дикая природа в нескольких десятках метров от города. В Монголии я могу быстро съездить в пустыню, в горы или на озера — и это будут очень недорогие поездки. С небольшим доходом в Монголии я могу позволить себе любой досуг, машину и сбережения. Если зарабатывать раза в 2—3 больше, я смогу купить себе двухэтажный дом за городом.

С минусами я смирился. В холода надо одеться теплее, а от смога Улан-Батора можно уехать за город. Но я очень скучаю по уютным улочкам, нормальным тротуарам и высоким деревьям.

Пока мы не планируем уезжать. Мне нравится смотреть, как развивается и меняется Монголия. Лет через 10—20 страну будет не узнать, и я хочу увидеть путь, который она пройдет.

Мы ищем людей, которые переехали из России в другую страну. Если вы эмигрант и хотите рассказать о переезде, поисках жилья, сложностях адаптации и ценах в вашем городе — поделитесь с нами опытом.