Топ-25 продуктов, которые мы импортируем. Россию кормят на $23 млрд -Агроинвестор

Ввоз уменьшился в разы

Впрочем, нацеленность государства на импортозамещение, особенно после введения эмбарго на ввоз импортного продовольствия из ряда стран, дает свои плоды. Развитие мясной отрасли в России началось еще раньше, с началом действия нацпроекта, а потом и госпрограмм по развитию сельского хозяйства. Благодаря активной господдержке свино- и птицеводство насытило рынок отечественной продукцией по максимуму, поэтому постепенно необходимость в импорте отпала, а его объемы сократились до минимальных значений.

Так, с 2013-го по 2017 год доля ввоза свинины в стоимостном выражении сократилась в 2,4 раза, свинины — почти в 2,5 раза. В натуральном выражении снижение примерно сопоставимое — в два и в 2,4 раза. Впрочем, если в тоннах эти объемы действительно выглядят незначительными — 296 тыс. т свинины и 218 тыс.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

т мяса птицы импортировано в прошлом году, что составляет лишь 8,3% и 4,4% от российского производства, то в деньгах цифры все еще выглядят довольно внушительными — $862 млн (7-я позиция рейтинга) и $343 млн (23-я) соответственно. Основным поставщиком свинины в Россию сейчас является Бразилия. Оттуда в 2017 году поставлено почти 90% от общего объема импорта этого вида мяса. Более половины ввозимого в нашу страну мяса птицы поступает из Белоруссии, около 40% — тоже из Бразилии.

По итогам 2018 года общий объем ввоза мяса окажется значительно ниже 1 млн т, который был в последние два-три года, считает гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев. Однако, по его словам, по свинине импорт в потреблении на уровне 5-10% всегда будет присутствовать в стране с открытой экономикой, встроенной в мировые глобальные рынки.

Российский рынок мяса входит в стадию зрелости, которая характеризуется высокой долей отечественного производства в ресурсах мяса, периодическими кризисами перепроизводства и постепенным снижением реальных (с поправкой на инфляцию) цен, комментирует руководитель направления стратегического маркетинга дирекции по коммерческой и маркетинговой стратегии группы «Черкизово» Андрей Дальнов.

moloko pogolovye00

«На этой стадии также возникает насущная потребность в экспорте, который служит демпфером и помогает сглаживать колебания внутренних цен небрендированной продукции, — считает он. — Роль импорта резко сокращается. Предположу, что по итогам года сколь-либо значимая доля ввоза (около 15%) останется только у говядины». У птицы и свинины она, скорее всего, составит 3-5%.

Производство говядины в стране в последние пять лет остается на стабильном уровне — около 1,6 млн т в убойном весе. При этом ввоз этого вида мяса в замороженном виде в Россию за последние пять лет уменьшился в 2,6 раза до $930 млн (5-е место), в свежем и охлажденном — в 1,3 раза до $311 млн (25-е). Причина сокращения заключается в том, что отечественные потребители частично заменили говядину более доступными свининой и мясом птицы. Основные поставщики замороженного мяса — Бразилия (52%) и Парагвай (26,6%), свежего — Белоруссия (95%).

Антисанкции положительно сказались на уменьшении импорта категории молочных продуктов. В 2,6 раза упал ввоз сыров и творога. В 2017-м за рубежом их Россия закупила на $840 млн (8-я позиция рейтинга). Импорт сливочного масла сократился в 1,45 раза до $484 млн (15-я). Активно, хотя и в 1,7 раза меньше, чем пять лет назад, наша страна также импортирует сгущенное молоко и сливки.

В прошлом году их поставлено из-за рубежа на $479 млн (16-е место). Россия по-прежнему значительно зависит от ввоза молочных продуктов, подтверждает руководитель проектов практики АПК «НЭО Центра» Максим Никиточкин. Хотя объем иностранной продукции на рынке сократился за последние несколько лет на 28%, он все равно занимает высокую долю — около 38%.

Основным поставщиком молочной продукции на российский рынок последние годы является Белоруссия. Доля ввоза из этой страны в прошлом году доходила в денежном выражении до 72-83% в зависимости от категории продукта. Такой высокий уровень зависимости российского молочного рынка от поставок белорусской продукции нездоров для обеих сторон, считает предправления Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Андрей Даниленко.

Поэтому сейчас Белоруссия поставила задачу диверсифицировать импорт, знает он. А Россия при этом и так все последние годы увеличивала объемы собственного производства, хотя эта тенденция и сдерживается падением спроса и ростом себестоимости сырья. Тем не менее импортные поставки оказывают серьезнейшее влияние даже в условиях закрытых границ, обращает внимание эксперт.

Молочному рынку гораздо больше импорта вредит наличие фальсификата, считает директор кемеровского Деревенского молочного завода (есть собственное молочное стадо) Александр Сухинин. За Уралом зарубежной продукции на прилавках практически нет, зато очень много фальсифицированных продуктов, утверждает он.

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

Гендиректор подмосковной компании «Братья Чебурашкины» Владислав Чебурашкин тоже говорит, что от присутствия на рынке зарубежных молочных продуктов его бизнес не страдает. «Мы работаем в премиальном сегменте, выпускаем скоропортящуюся продукцию, и здесь конкурентов у нас среди иностранных компаний нет», — поясняет он.

В этом году ввоз молочной продукции (в пересчете на молоко) продолжает сокращаться, отмечает Даниленко. И в первую очередь идет снижение поставок из стран — основных поставщиков «молочки»: Белоруссии, Новой Зеландии, Турции, Аргентины. Наиболее заметно уменьшились поставки биржевых товаров — сливочного масла, сухого молока, молочной сыворотки.

Хотя ввоз питьевого молока и основных кисломолочных продуктов (йогурта, кефира и сметаны), наоборот, растет. Но в целом в категории «кисломолочная продукция» отмечается падение поставок из-за сокращения ввоза продуктов, обозначаемых в статистике внешней торговли как «прочие». По прогнозу «Союзмолока», в ближайшей перспективе импорт биржевых продуктов (СОМ, СЦМ, сливочного масла) продолжит уменьшаться в условиях сохранения объема запасов на повышенном уровне и увеличения внутреннего производства, а прочей продукции — сдержанно расти. В результате в ближайшие месяцы импорт останется ниже уровня прошлого года, ожидает эксперт.

Благодаря эмбарго снизились поставки из-за рубежа и мороженой рыбы. Если в 2013-м ее импорт превышал $1 млрд, то в 2017-м он сократился до $765 млн (9-я строка). Основной импортной позицией остается лосось (30% объема общего ввоза), а главным поставщиками мороженой рыбы в прошлом году были Чили (39%), Фарерские острова (14%), Исландия (10%) и Норвегия (7%).

Заметно уменьшился ввоз сахара (включая кондитерские изделия из сахара и мелассу) — с $653 млн пять лет назад до $400 млн в прошлом году (20-е место). В натуральном объеме это 511 тыс. т. В сезоне-2016/17 импорт белого сахара только из Белоруссии составил почти 240 тыс. т. За 10 месяцев 2017/18 сельхозгода из соседнего государства поставлено 161 тыс.

т, рассказывает ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Евгений Иванов. «Конечно, эти объемы не самым положительным образом влияют на российский рынок, — комментирует он. — Белорусские предприятия раньше, чем наши, провели масштабную модернизацию, производство там поддерживается всеми возможными способами государством, поэтому себестоимость их сахара заметно меньше».

Еще около 9 тыс. т сахара в прошлом сезоне было ввезено из Литвы, 2,2 тыс. т — из Польши (в Калининград). Но, по крайней мере, с 2016 года Россия перестала импортировать судовой сырец, отмечает Иванов. По мнению эксперта, некоторый объем ввоза сахара оказывает и положительное влияние на отрасль. Импортная продукция зачастую выше качеством, чем отечественная, что стимулирует российских производителей повышать уровень производства.

«Российский рынок сахара профицитен, и любой самый незначительный объем чужого сахара негативно сказывается на отрасли», — считает замгендиректора холдинга «Продимекс» (крупнейший производитель сахара в стране) Вадим Ерыженский. Впрочем, если говорить о сахаре из верхнего ценового сегмента — кусковой, крашенный под тростниковый, красиво упакованный, с особыми характеристиками и прочий, который в нашей стране не производят — то он может присутствовать на полке для расширения ассортимента, добавляет он.

Полностью отказаться от импорта — это концептуально неверный посыл, считает партнер компании «А8 Практика» Андрей Тихомиров. Этому есть две причины. Во-первых, отсутствие конкуренции и закрытие рынка является причиной снижения качества продукции и роста цен. Во-вторых, не все виды продукции могут быть произведены в России физически.

Некоторые виды фруктов, к примеру, просто не произрастают в нашей климатической зоне. Также есть виды продукции, которые традиционно выращиваются, делаются в определенных странах и даже локациях, и повторить их производство в наших условиях невозможно. Доля импорта не должна быть слишком высокой в структуре производства, но и полный отказ от него не является верным шагом, говорит эксперт.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

Ликвидировать импорт в определенном сегменте можно только при соблюдении трех условий, обращает внимание Максим Никиточкин. Во-первых, если в той или иной категории будет производится продукция в самом широком ценовом диапазоне — от самого низкого до самого высокого, или сегментация по цене/качеству будет практически отсутствовать в течение всего года.

Во-вторых, если сектор будет демонстрировать конкурентные цены/издержки при производстве данной продукции. В-третьих, если производство продукции будет достаточно развито и в приграничных регионах страны. «Как показывает практика, ни в одной из категорий продовольствия все три этих условия не выполняются, — знает эксперт. — Поэтому пока импорт будет в том или ином количестве присутствовать на российском рынке».

Овощи и фрукты

Хорошую динамику уменьшения поставок из-за рубежа показала и категория «томаты». За пять лет их импорт сократился вдвое в стоимостном выражении — до $545 млн (13-е место), в натуральном — в 1,7 раза до 503 тыс. т. В прошлом году ввоз этого овоща осуществлялся из Азербайджана (27,5%), Китая (почти 25%), Марокко (23,5%) и Белоруссии (10%).

В этом году импорт томатов растет, отмечает главный аналитик Национального союза производителей плодов и овощей Кирилл Лашин. По данным ФТС, за январь-май ввоз увеличился уже на 20%, до 328 тыс. т. Отмечается расширение поставок и по другим основным овощам: картофеля — почти на 45% до 433 тыс. т, огурцов — примерно на 10% до 56 тыс. т.

«В таких условиях отечественным сельхозпроизводителям трудно наращивать объемы производства, реализовывать новые проекты и окупать уже сделанные инвестиции», — комментирует он. Вкладываясь в тепличное производство или строительство картофельного хранилища, инвесторы заранее просчитывают, по каким ценам они могут реализовать продукцию, но ввоз растет, и это может обрушить рынок, обвалить стоимость произведенного товара, а значит, будут скорректированы размер прибыли и сроки окупаемости.

В этом году томатов на рынке переизбыток, подтверждает замгендиректора курского тепличного комбината «Сейм Агро» Константин Ильин. Российские производители увеличили объемы производства, плюс вырос импорт. Поменялся и спрос со стороны торговых сетей: теперь упор больше делается на дискаунтеры, а их интересует товар в общем, и чем ниже цена, тем лучше.

Все это уже привело к падению стоимости примерно на 30%, в начале августа томат в опте стоил на уровне 20 руб./кг, что почти в два раза ниже себестоимости, рассказывал тогда предприниматель. «Играет свою роль и сезонность: в августе часть потребителей собирает урожай на собственных огородах, — поясняет он.

— Да, в первой половине сентября цены начнут стабилизироваться, но определенный убыток аграрии уже получат». Однако если объем импорта будет продолжать расти, государству придется задуматься уже не о поддержке строительства новых теплиц, а о помощи в эксплуатации действующих, считает Ильин. По мнению Лашина, в тепличной отрасли доля импорта не должна превышать 20-30% в зависимости от категории продукта. Тогда можно будет избежать ценовых перекосов в ту или иную сторону.

В 1,9 раза с 2013 года снизился импорт в Россию свежих яблок. В 2017-м закуплено за границей 709 тыс. т на $406 млн (19-я позиция рейтинга). Основными поставщиками этого фрукта в нашу страну в прошлом году стали Сербия (32%), Молдова (22%) и Китай (16%). Сейчас Россия занимает первое место в мире по импорту яблок, доля которого составляет 47% от емкости рынка, знает Никиточкин.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Муханин уверен: в перспективе 100% потребляемого в России яблока должно быть отечественного производства. «Наши природно-климатические условия позволяют полностью обеспечить страну этим фруктом, — утверждает он. — К тому же отечественное производство по многим показателям лучше, чем в странах-импортерах: у нас чистые почвы, черноземы, много воды. Нельзя не использовать такие возможности».

Субсидирование садоводства в последние несколько лет способствовало активному росту внутреннего производства. Пять лет назад в стране выращивалось всего 500 тыс. т яблок, однако половину этого объема составляло техническое яблоко, которое шло только в переработку. В этом году, по оценке ассоциации, урожай может достигнуть 900 тыс. т.

При этом доля качественного яблока выросла с 50% до 75%, обращает внимание эксперт. «Мы ежегодно увеличиваем сбор на 100-150 тыс. т, — говорит он. — Дальше отрасль будет двигаться не менее активными темпами: теперь господдержка будет распространяться на садовые питомники, что позволит в будущем снизить зависимость от импортных саженцев и еще больше нарастить производство яблок.

Для этого мы ежегодно закладываем от 10,5 тыс. до 14 тыс. га интенсивных садов в год». Такими темпами к 2024 году Россия сможет выращивать около 1,2-1,3 млн т этого фрукта, благодаря чему объем зарубежных поставок сократится как минимум вдвое. Такая же программа, по словам эксперта, есть и по ягодникам — малине и землянике.

В отдельных категориях импорт растет

Однако есть категории продовольствия, которые за последние пять лет Россия стала импортировать в больших объемах. В первую очередь это касается не производимых в нашей стране плодов. Так, на втором месте рейтинга в стоимостном выражении в 2017 году находятся бананы. Если в 2013-м их было ввезено на $996 млн, то в прошлом году уже более чем на $1,1 млрд. В натуральном выражении за этот период поставки выросли на 200 тыс. т до 1,5 млн т. 96% бананов поставляет в Россию Эквадор.

В натуральном выражении прибавили поставки пальмового масла. В 2013-м его импорт составлял 747 тыс. т, а в 2017-м — уже 872 тыс. т. Правда, теперь этот продукт обходится нашей стране дешевле. Пять лет назад меньший объем стоил дороже — $694 млн, в прошлом году — $687 млн (10-е место). Почти 79% пальмового масла в Россию идет из Индонезии.

В два раза увеличился объем импорта соевых бобов — с 1,1 млн т пять лет назад до 2,2 млн т в прошлом году. В деньгах ввоз в 2017-м составил $968 млн, и это третья позиция в топ-25. Половину сои России поставляет Бразилия, еще 40% — Парагвай. Практически весь объем импорта закупает крупнейший российский переработчик этой агрокультуры калининградская группа «Содружество», уточняет ведущий эксперт ИКАР Даниил Хотько.

Росту ввоза с 2013 года способствовало увеличение мощности предприятий компании. Сейчас ее потребности в сое составляют около 2,4 млн т соевых бобов ежегодно. В прошлом году группа импортировала 2,1 млн т, в 2018-м, скорее всего, объемы еще вырастут. В перспективе по мере развития собственного производства ввоз этой агрокультуры можно снизить.

Топ-25 продуктов, которые мы импортируем. Россию кормят на $23 млрд -Агроинвестор

Растет последние два года и ввоз виноградного натурального вина (включая игристое). По сравнению с 2013-м объем тоже изменился незначительно: уменьшился на 59 тыс. т до 637 тыс. т. В 2017 году импорт вина в стоимостном выражении составил $990 млн (4-я строка рейтинга). Среди главных поставщиков этого продукта в Россию Италия (29%), Франция (18%), Испания (16,5%) и Грузия (10%).

Росту ввоза вина способствует стабилизация рубля, а также изменение политики импортеров и торговых сетей, рассказывает Попович. Если еще года три назад наценка на зарубежную продукцию была не менее 300%, то теперь ритейл стал закупать вино напрямую у иностранных производителей, минуя посредников, и наценка стала составлять около 50%.

«Цены на полке на импортные вина резко упали, и покупатель, конечно, отреагировал повышением спроса», — поясняет эксперт. В то же время российскими производителям перекрыли все коммуникации с потребителями, приравняв вино к крепкому алкоголю и запретив его рекламу. Между тем отечественные компании выпускают вино, ничем не уступающее импортному в сопоставимых ценовых категориях, утверждает Попович.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

«Это, на мой взгляд, некие политические просчеты. Люди, живя в Москве и не видя, как растет виноград, считают, что его в стране и нет, а вино из собственного винограда для многих по-прежнему сказка, — говорит он. — Ситуация такова, что государству пора заняться регулированием импорта вина, иначе отрасль не будет развиваться». По мнению эксперта, оптимальным для рынка было бы соотношение зарубежной и российской продукции 25/75%.